Министерство социальной политики
Нижегородской области

Адрес: г. Арзамас, улица 2-ая Вокзальная, 1А

Телефон (83147) 9-76-94, 6-28-57

E-mail: uszn40@soc.arz.nnov.ru

Об учреждении

Лето-2017

   

Карта сайта

 

«Равнение на Победу»

Реабилитационный центр для детей и подростков с ограниченными возможностями г.Арзамаса

  

"Маленькие герои большой войны..."

 

Швецова Нина Константиновна

  

       Близится 65 – летняя годовщина Великой Победы. Победы советского народа над немецко – фашистскими захватчиками. Воевали не только солдаты, которые гибли под пулями и снарядами, Победа ковалась и в тылу. Воевал весь советский многонациональный народ: старики, женщины, дети. Да же несмышленые ребятишки, понимали – идёт война. Голодали – во имя Победы! Работали в поле и у станка – во имя Победы! Воевали на фронтах - во имя Победы!
Нина Константиновна Швецова родилась в 1939 году. «Жили мы в селе Ичалки Перевозского района. Начало войны не помню – мне было только два года. Мама рассказывала, что отца сразу забрали на фронт, и осталась она одна с четырьмя детьми на руках. Старшей дочери было 11 лет.
       Мама целыми днями работала в полеводческой бригаде. Всё хозяйство легло на плечи старшей сестры. Она нам была и за мать, и за отца. Время было очень голодное. Хлеб пекли из толченого клевера и лебеды, который по виду напоминал конский навоз. Держали корову, кур, сажали картошку. Однако, все продукты (молоко, яйца, картофель) уходили на уплату продовольственного налога и нам мало, что доставалось. Мы, ребятишки, как только показывалась травка, кушали «всё, что растет»: хвощ, щавель, первоцветы, кислицу, дикую редьку, анис и т.д.
       В село часто приходили похоронки. Оплакивали погибших всех вместе. Старались помочь друг другу, чем могли.
Врезались мне в память два страшных события из военных лет. Однажды зимой мама с санками отправилась за дровами на другой берег реки Пьяны и … пропала! Её очень долго не было. Мы думали, что её уже нет в живых, плакали. Но потом мама пришла и рассказала, что провалилась на санках под лёд. Спас её мужчина, который жил неподалеку. Он принес нашу маму к себе домой, там её отогрели. Второй случай, когда мама пешком пошла в город Горький за солью и мылом. Все попутчики возвратились, а мамы всё нет… Несколько дней её не было. Мы все перепугались. Но мама вернулась!
       Осенью 1945 года с войны вернулся отец. Служил он разведчиком, дошёл до Польши. Несколько раз был ранен, контужен. Вся его грудь была в орденах и медалях! Радости было, не передать словами! Вернулся живой, с руками и ногами. Счастье – то какое! С приходом отца жить стало легче. В 1947 году родился младший братик, а в1948 году я пошла в первый класс.
Хочеться отметить, насколько высок был патриотизм и сознательность не только у взрослых, но и у нас – детей. Каждый из нас знал, что и он – солдат на боевом посту, и если бы позволил возраст – дрались с оружием в руках за свободу Родины!
После школы я окончила Богородский техникум текстильной и легкой промышленности. По направлению попала на Арзамасскую войлочную фабрику, где отработала 42 года».
       Сегодня Нина Константиновна является председателем организации ветеранов фабрики и казначеем городского совета ветеранов. Ведёт активный образ жизни.


Ковадло Михаил Леонтьевич

        В год 65-летия Великой Победы поисковое объединение «Свеча» ГУ «РЦДПОВ г. Арзамаса» организовало работу по сбору материалов о событиях Великой отечественной войны. В течение последних месяцев в реабилитационном центре прошло несколько совместных мероприятий для детей и их старших товарищей – детей войны, проживающих в г. Арзамасе. В апреле 2010 года член поискового объединения «Свеча» Симагина Полина, ставшая лауреатом III Международного фестиваля творчества детей с ограниченными возможностями «Шаг навстречу», была приглашена в Санкт-Петербург для участия в финальных мероприятиях фестиваля. Там она встретилась с ленинградцем-блокадником Ковадло Михаилом Леонтьевичем. Его рассказ стал еще одной страничкой в летописи детских воспоминаний, опаленных войной.
       Ковадло Михаил Леонтьевич родился в Ленинграде в семье кадрового офицера-летчика. Ему было 11 лет, когда началась Великая отечественная война. Их семья жила в большом многоэтажном доме на Васильевском острове. С первых же дней войны в городе практически не осталось мужчин, ушел на фронт и старший брат Михаила. Вместе с мамой Миша крест-накрест заклеивал окна бумагой, чтобы сохранить стекла от постоянных разрывов бомб, которые с огромной силой сотрясали воздух. Но это было еще не самое страшное. Михаил Леонтьевич вспоминает, что от бомбежек и обстрелов можно было как-то спрятаться в подвалах и бомбоубежищах, и что главным врагом осажденного города стал голод.
       Из воспоминаний Ковадло М.Л.:
       «Мама приносила домой крохотный кусочек хлеба, размером со спичечный коробок – 125 грамм – блокадная норма. Он был сырой, и, после нажатия на него пальцем, становился в 2 раза меньше. Его с трудом можно было назвать хлебом, потому что в нем было все что угодно – жмых, целлюлоза, ошметки от мешков – а муки практически не было. От голода люди медленно передвигались, умирали тихо, просто молча падая. В день в городе умирало 1000-1200 человек. Мне посчастливилось выжить только потому, что летчики, друзья погибшего отца, вывезли меня в Москву».
После снятия блокады Михаил Леонтьевич вернулся в родной город. Ленинград представлял страшное зрелище: противотанковые «ежи», разрушенные здания. В доме на Васильевском острове, где до войны жила семья Ковадло, детей не осталось. На вопрос Миши, где все его друзья, мама ответила: «Лучше не спрашивай». Защищая Ленинград, погиб и старший брат Михаила.

       Сейчас Михаил Леонтьевич является хранителем музея в Российском колледже традиционной культуры. Этот колледж расположен всего в нескольких метрах от мемориального комплекса, в братской могиле которого похоронено такое количество ленинградцев, что даже видавшему виды историку страшно называть эту цифру. А всего на сегодняшний день в Санкт-Петербурге осталось в живых 265 тысяч блокадников. Для многомиллионного города это очень маленькая цифра.

 


Воспоминания Шмелёвой – Лысовой Нины Александровны


       Я родилась в многодетной сплоченной песенной семье Соломиных в г.Данилове Ярославской области. Детей было пятеро – три сестры и два брата. Годы моего детства были омрачены войной. Папу на фронт забрали в 1942 году, а уже в 1943 получили похоронку – погиб в битве на Курской дуге. Как мы плакали! Мама нас всех пятерых обняла, и мы все плакали в голос! Глядя на наше горе, бабушка по отцовской линии сказала нам: «Не убивайтесь так! Я вас никогда не брошу!».
Время было очень голодное. Ели гнилую картошку, из неё же пекли хлеб. Большим подспорьем был лес. Как только зазеленеет первая травка, мы переходили на «подножий корм». Ели съедобные растения, собирали грибы, ягоды. Всегда хотелось поесть… Держали мы коз и кур. Козочку нашу мы пасли по очереди. Так и выживали.
       Данилово – это крупный железнодорожный узел, который немцы часто бомбили. Через нашу станцию непрерывным потоком шли военные эшелоны с техникой. Везли на фронт танки, самолеты, пушки, везли солдат. А мы, ребятня, бегали глядеть на поезда.
       Очень часто бывали авианалеты. Объявляли по репродуктору воздушную тревогу. Тут же начинали ухать наши зенитки. Все бросались в ближайший лес, захватив узлы с самым необходимым. Возвращаясь домой, мы видели огромные воронки от бомб. Было страшно…
       Известие о победе я узнала, когда погнала рано утром пасти козу. Вижу, бежит мне навстречу какая – то женщина и кричит мне: «Доченька! Война – то кончилась!». Подбежала, обняла, закружила меня.
       Военное время с его трудностями и невыносимыми потерями не сломало силу духа и силу воли нашего народа.
После войны Нина Александровна закончила школу, сельскохозяйственный техникум. По направлению попала в город Арзамас. Работала в Управлении землеустройства. Нина Александровна – большой оптимист. Всю жизнь поёт. «Любую трудность легче преодолеть с песней» - говорит она.
       Нина Александровна – член городского совета ветеранов секции ветеранов труда, член культмассовой секции, солистка городского хора «Надежда» и вокального ансамбля «Встреча друзей».
       «Мне очень хочется, чтоб мои дети и внуки никогда не узнали, что такое война!»
 


 Детские воспоминания Левановой Таисии Алексеевны

Когда началась война, мне было 11 лет. В июне – месяце я была на каникулах у бабушки. Папе сразу дали повестку и забрали на фронт.
Осенью пошла в школу. Чистых тетрадей не было. Писали в самодельных тетрадях, где вместо чистых листов были старые газеты и листки из старых тетрадей. Одежду мама перешивала. Наша учительница старалась помогать своим ученикам – приносила одежду, обувь.
Летом в деревне вместе с родителями трудились на колхозном огороде – выращивали капусту, морковь, картошку. Пололи, поливали. Приходилось носить воду из речки. Женщины полотую траву набирали в фартуки и забирали домой. Всегда хотелось кушать. Из картошки и крапивы делали «шлёп - шлёп» и отправляли в печку.
Молотили хлеб палками, чтобы выбить семена. Солому везли, чтобы прокормить скотину. Слёз было много. Помню, что с полевых работ женщины возвращались с лирическими и красивыми песнями.
После войны, из родной деревни только двое, и я в том числе, выучились и получили образование.
Пусть будет мирным и ясным небо над головой всех людей на планете, так как война – это смерть и горе, боль и страдания. 


 11 АПРЕЛЯ - Международный День освобождения узников фашизма

 

 

       В девять лет, когда парнишке надо набираться физических сил, трудно жить впроголодь – изредка хлебать пустую похлебку. А именно такая участь выпала на долю Вити Федорова, когда он вместе с сестрой и матерью находился в 43 – м в Австрии – в концлагере.


        Война началась для него в семилетнем возрасте в Псковской области, которую в 41-м заняли немцы. Через два года семью Федоровых отправили в концлагерь как бесплатную рабочую силу. «Жили в бараке, - вспоминает Виктор. Мать работала уборщицей на железной дороге, мы – тоже. Часто убегали из барака, бродили по окрестным селениям, просили хлеба». Виктор к тому времени научился говорить по–немецки. Австрийцы относились сочувственно, помогали, чем могли. Из того знания немецкого языка в памяти остались на всю жизнь одна фраза: «Дайте, пожалуйста, хлеба».
Поколесить по Европе мальчишке довелось изрядно, побывал в разных лагерях. Что в них творилось, вспоминать страшно. И все это он пережил. Освободили русских пленных в начале мая американцы, передали советским властям. Вскоре Федоровы вернулись на Родину. 
       Непростое время пережила семья Федоровых после войны – голод и разруха.
       В Арзамас Федоров приехал по распределению после окончания техникума. Сначала трудился на приборостроительном заводе, параллельно обучаясь в институте. Потом перешел на работу в ОКБ «Импульс», откуда и ушел на пенсию.
…Встретишь этого веселого, доброго человека и никогда не подумаешь, что такая тяжелая жизнь выпала на его долю. Оптимист по натуре, влюбленный в жизнь, он с честью перенес выпавшие на его долю испытания.
 

 


Лемзякова Эльвира Васильевна

       Лемзякова Эльвира Васильевна родилась в г. Краснодар в 1939 году. В 1943 году родной город был оккупирован немцами.
«В этот день мама собирала кое-какие вещи, чтобы на рынке обменять их на хлеб. Нас с двухлетним братиком взяла собой, потому что оставить было не с кем, отец был на фронте. И вдруг рынок окружили автобусы, из них стали выходить немцы с большими собаками. Под крики, плач людей, лай собак всех без разбора начали заталкивать в эти автобусы».
Маленькую Эльвиру с мамой и братишкой повезли на катере через Керченский пролив: «Было очень холодно, особенно мёрзли малыши. И тут один немец взял меня к себе под шинель и согрел. Видимо осталось в нём что-то человеческое».
Эльвира Васильевна вспоминает, как все гадали, зачем немцам дети, обычно их откидывали в сторону, брали только взрослых, как бесплатную рабочую силу. Понятно стало, когда катер прибыл на место. «Привезли нас в концлагерь в Польшу. Всего в лагере было около 15 детей, и все мы являлись донорами крови для немцев. У меня кровь брали не часто, видимо 3 группа крови - редкая, а вот двухлетнему братику очень досталось, у него была 2 группа. У фашистов были для забора крови даже специальные приспособления, которыми они привязывали детей к стулу, чтобы те не вырывались».
       В концлагере в Польше они провели целый год. Потом их перевезли поездом в Австрию. В душных, наглухо закрытых вагонах их мучили голод и неизвестность.
       «В концлагере в Австрии были очень высокие заборы, а колючая проволока на них «уходила» в небо. Спали в бараках на 2-х спальных нарах, на некоторых были матрацы набитые деревянной стружкой. Мама укладывала нас снизу, а сама забиралась наверх. Между нарами всю ночь бегали огромные сторожевые псы.
       С утра всех женщин забирали работать, а мы с другими детьми оставались на целый день одни. Взрослые возвращались поздно вечером, очень уставшие, падающие с ног. Когда взрослые работали, фашисты в это время начинали «развлекаться» с ребятишками. Кинут им одну конфету и громко гогочут над тем, как детки накидываются на неё, толкая друг друга. А потом кричали: «Хенде хох!» и ребятишки дружно поднимали свои ручки вверх. За неподчинение пугали, что натравят на них собак».
Вскоре в концлагере началась эпидемия брюшного тифа. Двое детей умерли. Потом заболела и маленькая Эльвира. Маме сразу сказали, что дочка не выживет, и не пускали её к ней. Несколько дней ребёнок был без сознания. Но Эля выжила! Эльвира Васильевна вспоминает, как к ним приезжал немецкий врач и давал по маленькому кубику шоколада.
11 апреля 1945 года их освободили английские войска. Солдаты брали на руки детишек, обнимали их, целовали и плакали от радости. Этот день Эльвира Васильевна запомнила на всю жизнь.
       Вернувшись в г. Краснодар, они обнаружили, что в их доме живут другие люди. Пришлось некоторое время жить в сарае. Когда отец вернулся с фронта, жильё отстояли. Жизнь после войны была очень непростой, трудной и голодной. Питались только травой и ягодами.
       Военное детство – забрало здоровье на всю жизнь. По состоянию здоровья врачи порекомендовали Эльвире Васильевне переехать жить в среднюю полосу. Вот уже 27 лет вместе со своей семьёй она живет в городе Арзамасе.
Прошло много лет с того страшного времени, а Эльвира Васильевна до сих пор помнит запах костров, на которых сжигали людей.
       «Но надо жить и верить, что всё будет хорошо. У меня в жизни одна мечта: чтобы наши дети, внуки и правнуки никогда не узнали, что такое война».


Верещагина Майя Михайловна

 

       Майя Михайловна относится к поколению детей войны, с большим трепетом пишет стихи об арзамасцах – участниках Великой Отечественной войны:
«Вспомним годы суровой войны,
Арзамасцы на фронт уезжали,
И любимой Отчизны сыны
Клятву верности дому давали,
Помнит город наш их
И погибших, и ныне живых».

       Когда началась Великая Отечественная война, папа Майи Михайловны, Давыдов Михаил Степанович ушел на фронт, как и многие арзамасцы, защищать Родину. Мама осталась с тремя детьми одна, маленькой Майе было тогда всего 3 года. «Как сейчас помню тот день, когда папа уезжал на фронт, было это в июне 1941-го, мама держалась мужественно в этот день, как, впрочем, и все четыре года…
       Хотя я была очень маленькой, но хорошо запомнила военные годы. Что нужно было маленькому ребенку? Наверное, игрушки, сладости. Ничего этого у нас «детей войны» не было. Помню как мы грызли колоб, т.к. есть было нечего».
Старшая сестра Майи Михайловны, Валя вынуждена была прервать учебу в Московском институте механизации и электрификации сельского хозяйства, т.к. мама сильно заболела. Она ездила рыть окопы, дежурила на электростанции, собирала хворост в лесу, выполняла все, что делали подростки военных лет. Сестра Тамара тоже помогала маме, чем могла. «Мне же, как младшему ребенку в семье, было легче: я ничего в жизни взрослых не понимала. Но очень хорошо запомнила тот страшный день, когда пришла похоронка на папу. И только потом выяснилось, что он был сильно контужен, пропал без вести, а нам сообщили, что он погиб».
       К счастью Михаил Степанович оказался жив. Домой он вернулся, когда Майе было уже 7 лет в 1945 году. «В этом году я пошла в 1 класс. Думаю, что не ошибусь, если скажу от имени всех «детей войны» большое спасибо фронтовикам и труженикам тыла за то, что они ковали нашу Победу – и победили».
       Сегодня Майя Михайловна - участник городского фестиваля «Салют Победы». Она награждена дипломами, благодарственными письмами Администрации г. Арзамаса и Департамента культуры и искусства г. Арзамаса, как исполнитель авторского стихотворения, за активную пропаганду музыкальной культуры среди населения, за большую работу по патриотическому и эстетическому воспитанию среди детей и молодежи.
И через шесть и семь десятков лет,
Вспомнив о тех, кого уже нет,
Мы говорим от всей страны:
«Слава вам, ветераны войны!»
 


Чеснокова Валентина Алексеевна

       Чеснокова Валентина Алексеевна родилась в декабре 1933 года в семье военнослужащего.
«О войне я узнала, когда увидела, как мама укладывает папин рюкзак. Собирая отца на фронт, она положила ему вместе с бельем мои детские столовые приборы. Я глупенькая, жалела не о том, что отца забирают на войну, а о том, что мама отдала мой прибор. Мы остались с мамой и маленькой сестренкой втроем. Мама работала в ГОРСоБЕСЕ, старшим инспектором. Жилось нам трудно и голодно. Буханку хлеба, испеченного из гнилой картошки, делили по маленькому кусочку на каждого. Большим подспорьем были овощи, выращенные на своем огороде.
       Однажды пришло известие о том, что отец наш пропал без вести. А через несколько дней новый удар – сестренка, ей тогда было около двух лет, выпала из окна второго этажа и разбилась насмерть. Мама словно окаменела, она даже плакать не могла, а только молчала».
       После школы, маленькая Валя вместе с одноклассниками ходила на поля собирать колоски и золу для удобрения полей, выступали с концертами перед ранеными в госпитале, который размещался в здании школы № 1 им. Горького. Благодарные солдаты угощали юных артистов кусочками сахара, что было для них самым вкусным лакомством.
«Часто объявляли воздушную тревогу, и мы бежали прятаться. Когда немцы бомбили Горький, зарево пожаров было видно и здесь, в Арзамасе.
       В день Победы к нам приехал с фронта, друг отца и привез мне баночку леденцов «Ландрин». Такая была огромная радость! До сих пор храню эту баночку».
       После войны Валентина Алексеевна окончила школу, затем институт иностранных языков в г. Горьком. Работала секретарем областного военкомата, потом начальником сектора контроля исполнения на приборостроительном заводе.
И сейчас Валентина Алексеевна поражает своим оптимизмом, бодростью духа и активной жизненной позицией. Сегодня она является членом Совета Ветеранов приборостроительного завода, членом Совета Ветеранов 3-го микрорайона, членом женсовета.
 


       Воспоминания Шиминдеевой Анны Ивановны

 

       Во время Великой Отечественной войны я проживала в селе Кичанзино Арзамасского района. В семье нас было семеро детей – пять дочерей и два сына. Начало войны я помню очень хорошо – кто – то прибежал в дом, все начали кричать, плакать. Нас охватил страх, когда мы услышали слово – ВОЙНА!!!
       Мужчин провожали на фронт всем селом, со слезами и под звук гармошки. Отца на фронт не взяли – он ещё в Гражданскую войну отморозил себе ноги. Всю войну он пилил лес для нужд фронта. За четыре военных года он лишь дважды навестил семью.
Когда в село приходило похоронки, погибших оплакивали все вместе.
       Чтобы выжить и помочь фронту, все дети работали в колхозе «Новый мир». Я в поле трудилась на прополке, вязала снопы, грузила их на лошадь. Зимой была агентом по сбору яиц.
       В 1942-1943 годах бомбили город Горький, грохот взрывов доходил и до нашего села. В это время в селе разместили солдат. У них была своя полевая кухня, и мы подкармливали друг друга.
       Хоть в нас и не стреляли, но военные годы – это самое страшное время в моей жизни.
       Во время Великой Отечественной войны я проживала в селе Кичанзино Арзамасского района. В семье нас было семеро детей – пять дочерей и два сына. Начало войны я помню очень хорошо – кто – то прибежал в дом, все начали кричать, плакать. Нас охватил страх, когда мы услышали слово – ВОЙНА!!!
       Мужчин провожали на фронт всем селом, со слезами и под звук гармошки. Отца на фронт не взяли – он ещё в Гражданскую войну отморозил себе ноги. Всю войну он пилил лес для нужд фронта. За четыре военных года он лишь дважды навестил семью.
Когда в село приходило похоронки, погибших оплакивали все вместе.
       Чтобы выжить и помочь фронту, все дети работали в колхозе «Новый мир». Я в поле трудилась на прополке, вязала снопы, грузила их на лошадь. Зимой была агентом по сбору яиц.
       В 1942-1943 годах бомбили город Горький, грохот взрывов доходил и до нашего села. В это время в селе разместили солдат. У них была своя полевая кухня, и мы подкармливали друг друга.
Хоть в нас и не стреляли, но военные годы – это самое страшное время в моей жизни.
 


Воробьева Роза Ивановна.

 

       Я родилась в 1930 году. Во время войны, наша семья жила в Тамбовской области. Отец был служащим, мать – учительницей начальных классов. 22 июня, в воскресенье, в час дня по радио услышали объявление о войне. Собрались все соседи, начали кричать, шуметь, плакать.
       Осенью отца забрали на фронт. Мы с мамой остались вдвоем.
       1941 год выдался неурожайным – не уродился хлеб и картошка. Был страшный голод! Всё время хотелось есть. Продали всё, что можно: папину одежду, одеяло и другие вещи, чтобы купить поесть. Выжить помогли соседи. Делились с нами последним. Ели лепёшки из лебеды и картофельных очисток.
       Холод! Голод! Топиться нечем! Несмотря на это, все жили дружно и помогали друг другу.
      На нашу станцию прибывало много эшелонов с раненными красноармейцами. Я видела, как их снимали с поезда и размещали в больнице. Мы ходили туда с подружками и помогали чем могли – мыли полы, убирались в палатах.
Рядом с родной станцией летали самолеты, но они нас не бомбили, лишь слышался гул далеких взрывов.
Через 2 года с фронта вернулся отец. Вернулся инвалидом – у него были ампутированы пальцы рук. Он стал работать, и нам стало жить легче.
       О победе мы узнали по крикам на улице. Все бежали, плакали, кричали, обнимались: «Победа!».
После войны, я закончила медицинский институт, в Ленинграде и стала врачом. Вышла замуж за военнослужащего, родила двоих сыновей, один из которых стал врачом, а другой – инженером.
 


Сумина (Артеменко) Вероника Васильевна

 

       Сумина Вероника Васильевна родилась 28 декабря 1939 года. До войны она жила на Украине, в городе Донецке. «Начало войны, я точно не помню. Но в памяти осталась тревога, чувство страха!».
       Город Донецк был оккупирован немцами в первый же год войны. «Отец ещё до оккупации был эвакуирован вместе с металлургическим заводом, где он работал начальником электроцеха, на Урал. Мы с бабушкой и мамой остались дома. Во время бомбежек, которые были очень часто, мы с бабушкой прятались под кроватью. Чтобы не голодать, мама продавала свои вещи. Из всех детских своих впечатлений, особенно вспоминается одно – Новый год. Просыпаюсь, в комнате у меня наряженная елочка, а под ней один мандарин и одна конфета!»
       В 1943 году родной город Вероники Васильевны взорвали немцы. В руины превратился дом семьи Артеменко. «Стою, я одна, около чемоданов с вещами, мамы рядом нет – она у обломков нашего дома пытается что – то отыскать из вещей. Мне страшно – я плачу, плачу, плачу!».
       В 1944 году отец маленькой Вероники возвращается из эвакуации. «Как мы с мамой были рады его возвращению!».
«Ярким воспоминанием детства остался День Победы. Огромное счастье переполняло всех. Из окон, балконов и улиц, доносилось радостное: «Победа! Победа!»».
       После смерти родителей Вероника Васильевна вместе с младшим братом, остались на попечении тёти. «Было трудно и горько без материнской заботы и ласки».
       По воле судьбы, Вероника Васильевна вместе с мужем оказалась в городе Арзамасе. Она много лет проработала на АПЗ начальником бюро технического контроля. Сейчас она возглавляет первичную организацию ВОИ микрорайона №3, поет в хоре, в свободное время занимается художественной вышивкой.


Воспоминания семьи Солдатовых

 

       Солдатов Борис Иванович родился в 1936 году в селе Луконово, Шатковского района Горьковской области в семье рабочих. В семье было пять детей. О начале войны семья узнала от старшего брата. Как вспоминает Борис Иванович: «Тогда я, будучи маленьким, полностью не понимал значения этого слова - война».
       Очень тяжелое время наступило в семье Солдатовых, когда главу семейства забрали на фронт в сентябре 1941 года. Маме Бориса Ивановича приходилось целыми днями работать в колхозе. Потом и маленький Боря, вместе с братьями и сестрами стал ей помогать. «Чтобы как–то прокормиться: собирали клевер, гнилую картошку и колосья. Держали скот, а получаемую продукцию, относили пешком за 25 километров в город Арзамас на рынок. На вырученные деньги покупали немного хлеба и лапти. Очень запомнился момент, когда на лапти нашивали колодки, чтобы в сырую погоду не промокали ноги» - вспоминает Борис Иванович.
       Отец Бориса Ивановича с фронта не вернулся. «В похоронке было написано, что он похоронен под Ленинградом. Его войско попало в окружение врага и не смогло отбиться».
       В послевоенное время Солдатов Борис Иванович окончил школу, отслужил в армии, а оттуда уже вернулся в г. Арзамас, где на тот момент проживали его родственники. Здесь он встретил свою будущую жену Екатерину Васильевну.

       Солдатова Екатерина Васильевна родилась в 1933 году в селе Березовка, Дивеевского района в многодетной семье. Екатерина Васильевна вспоминает, как спокойно и уютно было в родительском доме. «Весть о начавшейся войне прогремела, как гроза среди ясного неба».
       Отца Екатерины Васильевны долго не брали на фронт, так как он работал на военном заводе и охранял объекты. А в 1942 году в ноябре пришла на его имя повестка. Воспоминания о том, как отца провожали на приемный пункт остались в памяти маленькой Кати на всю жизнь.
       Сразу после того, как отец Екатерины Васильевны ушел на фронт, вся семья переехала в соседнюю деревню, где отцу от работы была выделена одна комната. «Мама первое время продавала свои старинные платья и покупала картошку». Вся семья работала в колхозе - собирали урожай, жали зерновые, собирали клевер. За хорошую работу иногда давали хлеб и мед.
Екатерина Васильевна воспоминает: «Голодно было очень. Ни горошинки, ни колоска нельзя было взять с поля, так как весь урожай отправлялся на фронт. Все понимали, что солдатам надо питаться, ведь все ради победы. Лошадей не хватало и приходилось женщинам тащить плуг».
       Отец Екатерины Васильевны умер от туберкулеза. После войны семья Солдатовых переехала к родственникам в город Арзамас.
       Семья Солдатовых прожила нелегкую жизнь. Более 30 лет супруги проработали на заводах города, воспитывая детей, внуков и правнуков. В 2009 году они отметили очень важную дату – 50 лет совместной жизни.


   Пахутина Валентина Леонтьевна

 

       Валентина Леонтьевна родилась в 1929 году в деревне Питер, Чернухинского района Горьковской области. В довоенное время с родителями и четырьмя братьями она жила в большой крестьянской семье. Отец, мать и трое старших братьев работали в колхозе. В соседях жил родной дядя, его сын, крестный маленькой Вали, который в то время служил в армии.
«…Помню грустные лица близких, слезы, когда мы вместе с родственниками поехали в Чернухинский военкомат провожать крестного на фронт. Именно тогда я впервые услышала страшное слово «ВОЙНА».

       Наступило тяжелое для всех время. Двоих старших братьев призвали на фронт, отца некоторое время не брали по состоянию здоровья. Из писем присланных с фронта, которые читала мама вслух, остался четкий отпечаток в памяти маленькой девочки. Один из братьев служил срочную службу на Балтийском флоте, а второй воевал в г. Брест, на защите Брестской крепости. Оба брата с войны не вернулись.
       В 1942 году ушел на фронт отец. Тревога и волнение опять поселились в доме Пахутиных. А в 1944 году пришла похоронка на отца, погибшего в сражениях на Орловско-Курской дуге. На руках матери осталось трое детей.
       «… Все военное время работали в колхозе, не покладая рук. С пищей было туго. Сеяли и собирали урожай, стегали сено. Очень уставали, но никто не плакал, никто не жаловался. Помню, самым вкусным блюдом для меня были крахмальные лепешки из перебранной гнилой картошки».
       О победе первой узнала мама в местном сельсовете. Эта долгожданная весть принесла спокойствие и умиротворение в душе. И грусть… ведь многие не вернулись.
       Валентина Леонтьевна награждена несколькими медалями «За доблестный и самоотверженный труд в период ВОВ» по указу Президиума Верховного совета от 06.06.1945 года и удостоена звания ветеран Великой Отечественной войны.


Самылин Владимир Павлович: «О войне надо рассказывать!»

 

       Когда началась великая Отечественная война, Владимиру Павловичу было всего 15 лет, он только что окончил семь классов школы и даже не предполагал, что совсем скоро ему придется стать непосредственным участником великой битвы.
До 1943 года Владимир Павлович трудился в Воротынском совхозе, а в октябре этого года он был призван на фронт. «Кто, кроме нас, ветеранов, может так правдиво, ярко рассказать о том, что мы пережили, что происходило вокруг нас и с нами? То, что мы пережили, что выстрадано нами от голода, холода – это наша жизнь, наша история, история нашего народа, страны. Об этом надо писать!», - говорит Владимир Павлович.
       Март 1944 года. Город Горький. Московский вокзал. Идет посадка в эшелон маршевых подразделений полков Первой Горьковской дивизии. Самылин В.П. семнадцатилетним мальчишкой, закончив полковую школу, и получив звание сержанта – истребителя танков, отправляется на фронт. Боевое крещение Владимир Павлович получил под г. Великие Луки. Ровно в полночь над станцией, где остановился воинский эшелон развернулись звенья вражеских пикирующих бомбардировщиков. «…и начался хаос, грохот, крики, возникли пожары, рельсы вставали дыбом, бомбы рвались слева и справа. Одна из них упала на вагон нашего эшелона. Были убитые и раненые», - вспоминает ветеран.
       А утром был рейд в Невель, где сержант Самылин В.П. был зачислен командиром автоматчиков-десантников в первый батальон 349-го Казанского полка 26-й Златоустовской дивизии. Командиром в неполных 18 лет… «Мы взрослели раньше, нас заставляла обстановка быть старше своих лет, ответственнее за жизнь доверенных тебе товарищей», - говорит Владимир Павлович.
     Особенно запомнился ветерану бой за латвийский город Дагда: «Штурм начался на рассвете: Заговорила артиллерия, минометы забросали передний край врага, танки вырвались на открытое пространство и перед глазами, километрах в двух, предстал перед нами этот небольшой городок. Танки, не сбавляя скорости, ворвались в город, где уже шел бой. Перепуганные немцы бросились в бегство. Предстояло подавить огневые точки запрятавшегося противника и уничтожить живую силу врага». Вот тут Владимир Павлович и встретился лицом к лицу с немецким офицером, выйдя победителем из схватки с ним. В полевой сумке поверженного врага оказались важные секретные документы. Именно за эти документы ветеран получил свою первую и самую дорогую боевую награду – медаль «За отвагу».
       До конца своих дней Самылин В.П. не забудет 27 июля 1944 года: «Жара, смрад, трупный угар – это был лагерь с детьми, у которых немецкие медики брали кровь для немецких офицеров, лечившихся в госпитале г. Резекне. Дети были так истощены, что руки и ноги были как прутики, а животы и головы были огромны. Когда мы вошли в лагерь детишки бросились на нас, повисли на руках, трясясь, как в лихорадке. Со слезами на глазах смотрели солдаты на этих изможденных детей, чудом оставшихся в живых. Вот здесь мы воочию увидели фашистскую «цивилизацию» и «гуманность».
      Десятого августа 1944 года в одном из боев Владимир Павлович был ранен и контужен. Выписался из госпиталя г. Ярославля в январе 1945-го девятнадцатилетним инвалидом. За воинскую доблесть Владимир Павлович был награжден орденом Красной звезды, орденом Отечественной войны I степени, медалями за освобождение Белоруссии.
После войны Самылин В.П. окончил зоотехнический факультет Горьковского сельскохозяйственного института и много работал, поднимая послевоенное сельское хозяйство страны. В 1961 году он стал председателем Выездновского колхоза имени Чкалова. Под его руководством этот колхоз стал одним из передовых в области. Позже Владимир Павлович занимал различные ответственные посты в Арзамасском городском комитете партии. За трудовые заслуги Самылин В.П. награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалью «За трудовую доблесть».
       И сейчас Владимир Павлович молод душой. Ведя активный образ жизни, он является бессменным членом Совета ветеранов г. Арзамаса.


Каплюхин Николай Петрович

 

      Николай Петрович родился в поселке Кирпичный Кулебакского района в большой крестьянской семье в 1935 году.
Все взрослое население поселка Кирпичный работало на заводе по производству красного кирпича для нужд металлургического завода. Коле было три года, когда он со всей семьей вставал в круг месить глину. Разрешалось вручную делать кирпич и для своих нужд.
     За год до войны семья Каплюхиных переехала в поселок Гремиловка Ардатовского района. Там и прошло военное детство Николая.
     «Кто-то громко и часто стучал в рынду – металлическую доску, извещавшую о каком-то несчастии – неожиданно для всех прозвучало слово, а скорее вопль – ВОЙНА. Начались хороводы трудных военных лет, сразу же пришла повестка для папы. Картина была ужасающая, все ревели в голос…» - вспоминает Николай Петрович.
Спустя несколько месяцев умерла старшая сестренка Николая, Анюта. Это была первая утрата, первая острая боль для семьи. Затем пришло известие о том, что пропал без вести дядя Ваня, брат мамы. В поселок приходило много похоронок, извещений особенно в первый год войны.
     «Война захороводила с беспощадностью. Мама с шестерыми детьми осталась без каких-либо средств, без денег, запасов еды. Все надо было добыть своими руками. Только для содержания коровы, а без нее мы бы умерли, надо было заготовить 1,5 тонны сена. Дети и взрослые косили траву в лесах, оврагах и тащили на себе за 5-10 км от дома». Маленький Коля наравне со всеми таскал ноши травы, веников, мешки с картошкой. «Мама работала в колхозе и трудилась почти сутками, порой без сна. Дети, видя потную спину матери, старались помочь, выполняли все беспрекословно, и выросли порядочными, нужными людьми.
     …Дальше в жизни были и другие хороводы: и грустные, и веселые, но закалка военных лет, несмотря на их трагичность, помогла одолеть голод, слезы матерей, сплотила в беде, воспитала достойные черты характера, понимание и любовь к людям».
     Николай Петрович человек творческий с активной жизненной позицией, свои чувства, воспоминания, переживания он выражает в стихах.

 

Цвет черемух, как зов, всколыхнул мою душу,
Ветры Родины малой принесли, будто весть.
И припомнилось вновь от родителей слово,
Это мудрое слово называется – ЧЕСТЬ.

С этим словом отцы Русь спасли от насилья.
Погибали в атаках за Отчизну и ЧЕСТЬ.
Вновь найдутся бойцы, если клич даст Россия,
Коль заветное слово в сердце каждого есть.

Мамы ждали солдат, сводки слушая стоя,
Голод в избах неволил, было нечего есть.
Гибли в избах, блокад, но не брали чужое,
Потому что хранили слово мудрое - ЧЕСТЬ.

Нет уж дома давно, у крыльца палисада,
Нет родного поселка и скамьи, чтоб присесть,
Но осталось оно – слово ЧЕСТЬ, как награда,
Сохраню это слово, пока Родина есть.


Белкина Глафира Васильевна: «Война не должна повториться!».

        

         В 1943 году в возрасте 15 лет в числе тысячи юношей и девушек из сел и деревень Красноярского края Глафира Васильевна Белкина была командирована Родиной на строительство города Норильска. Норильск в годы войны был стратегически важен для страны, так как там добывался никель, необходимый для фронта.
         Глафира Васильевна со слезами на глазах рассказывает о том, как восемь суток они плыли на пароходе до порта Дудинка, а затем в неприспособленных для перевозки людей вагонах еще сто километров до места назначения – поселка Норильск.
Тогдашний Норильск встретил молодых людей деревянными бараками и землянками. На следующий же день после прибытия началось распределение на работу. Глафиру Васильевну в числе других определили учиться на электрообмотчицу в электроремонтный цех Никелевого завода. «Обучали профессии политические заключенные, - вспоминает она, - к нам они относились с большим сочувствием, что такие молоденькие и маленькие заехали на край света». Через 6 месяцев Глафира Васильевна стала работать самостоятельно. Со временем она не считалась, как и многие другие, работали по 12-14 часов в сутки. Ведь шла война. Завод работал круглосуточно и главным лозунгом жизни всех его работников был девиз – «Все для фронта, все для победы!».
         Глафира Васильевна вспоминает: «Жилось нам трудно, мы скудно питались, спали в холодных бараках на двухъярусных деревянных кроватях. Одеты были зимой в бушлаты, ватные брюки, подпоясанные солдатским ремнем, на голове – ушанка. В летнее время девушки ходили в гимнастерке и в юбочке».
Самое страшное воспоминание Г. В. Белкиной о том времени - это «черная пурга»: «Морозы зимой стояли страшные, мела нескончаемая ледяная пурга, которую и прозвали «черной». На работу и с работы ходили по несколько человек, крепко взявшись за руки».
         9 мая 1945 года – день всеобщего ликования. «Сколько было радости, сколько было выкриков! Мы выжили! Мы победили! Целовались, обнимались, плакали, радовались. Это не забывается и не забудется никогда!», - говорит Глафира Васильевна.
После войны Г.В. Белкина вышла замуж за офицера, вырастила троих сыновей. За свой труд во время войны она награждена медалью за доблестный труд в годы великой отечественной войны 1941-1945 г.г.». Неоднократно за свою работу она была отмечена грамотами и благодарностями и после войны.
         Самое заветное желание Глафиры Васильевны, чтобы ужасы войны не повторились вновь и будущие поколения не испытали такого страшного времени, какое выпало на ее плечи.


Ломтева Анна Степановна

 

         Был обычный выходной день. За окном послышался стук копыт. Это ровно в 9.00 приехал «Вестник». Он оповестил о начале страшного времени – войны. Папа подошёл к маленькой Анне, которой было тогда 10 лет, и сказал: «Посиди со мной, дочка, посиди! Мне нужно уходить! Посиди, ведь я больше не вернусь!» Анна не совсем верила в папины слова. «Ведь папа уже возвращался с Финской…» - думала Аня. Но всё же было очень страшно. Новенький костюмчик Ани становился весь сырой от слёз. Как горько и больно осознавать, что папа уйдёт и это неизбежно, ничего изменить нельзя.
       «Ещё в спокойное довоенное время папа и мама валяли валенки, зарабатывая этим на жизнь. Теперь это делать приходилось одной маме. Кроме этого, как и многие женщины, она работала в колхозе, научилась косить, сеять. Впервые села за трактор. Работала в колхозе трактористкой. Эти навыки быстро перенял мой старший брат. Он стал работать на тракторе с 12 лет. Приходилось работать даже в ночные смены и обедать в поле».
       В школу маленькая Аня ходила в соседнее село Николай-Дар за 9 км. Зимой школа не отапливалась, стены замерзали, занимались в верхней одежде и в рукавицах. После уроков всем классом отправлялись на сельскохозяйственные работы. Летом работали в поле, дёргали коноплю до крови на руках. Так проходило время. От отца ни одного письма не получали.
       «Спустя годы я прочитала районную книгу, где увидела фамилию своего отца. Его считали без вести пропавшим с октября 1942 года».
       Закончив школу, Анна Степановна поступила в медицинское училище в г. Лукоянов. После окончания училища уехала в Дивеевский район, село Глухово, где работала медицинской сестрой. Вскоре вышла замуж. Некоторое время Анна Степановна с мужем жили в Севастополе, но жизнь заставила вновь вернуться в родной Лукоянов, а затем приехали в Арзамас.

 

«Долгие годы беспощадной войны закалили нас, воспитали порядочными, трудолюбивыми, отзывчивыми и добрыми людьми».


Пронькина Нина Васильевна

 

        Во время войны наша семья жила в деревне Чуварлейка. Известие о страшной беде мы услышали по репродуктору. Помню, как все голосили, плакали, кричали.
        Вскоре стали наших деревенских мужчин забирать на фронт. На телегах их отправляли до города, а потом грузили в эшелоны.
        На фронт ушли два моих брата и не вернулись. Не вернулся с войны и муж сестры. Отец мой не воевал, так как он был ветераном – инвалидом первой мировой войны. В войну он работал конюхом, а потом бригадиром полеводческой бригады.
Очень горько было мне видеть страдания матери, получившей похоронки сначала на старшего сына, потом на младшего. Мать не верила в это и всю войну ждала сыновей, до самой своей смерти.
        В 1941 году я пошла в первый класс. Летом наравне со взрослыми работала в поле, вместе с мамой – рожь жали, снопы вязали. Было очень тяжело, но никто не роптал, все всё понимали.
        В родной деревне были расквартированы солдаты. С солдатами было спокойно жить, ощущалась защита. Помню, как привозили раненных и мы вместе с матерями их выхаживали.
        После войны Нина Васильевна Пронькина начала свою деятельность в Арзамасском кооперативном техникуме в качестве преподавателя. За годы работы она выполняла обязанности заведующей курсами, методиста, заведующей отделением. 15 лет являлась командиром добровольной народной дружины. Награждена знаком «За долголетнюю работу в потребительской кооперации».
        С 1991 года Нина Васильевна возглавляет ветеранскую организацию техникума. За активное участие в работе ветеранского движения присвоено звание «Заслуженный ветеран г. Арзамаса».
Активная жизненная позиция Нины Васильевны нашла отражение в её стихах.

"Дети Войны"

Военные трудные годы

Запомнились нам навсегда.
Учеба, работа и голод
Нас сопровождали тогда.

  

Промерзшую картошку мы ели.
Ее на полях собирали весной:
Мыли, сушили, в ступе толкли,
Кашу варили, оладьи пекли.

 

Ученикам задание давали:
Собирать золу и куриный помет.
Все это на поля отвозили,
Чтобы был урожай там высок.

А после уборки с полей зерновых
Колоски собирать мы уходили.
В мешки осторожно клали мы их,
И на колхозный склад относили.

 

Было задание заготовить
Шиповник, калган, зверобой.
Посылки, кисеты вечерком приготовить
Набить их табаком иль травой.

 

Тетрадей, учебников не было.
Тетради сшивали мы сами
Из старых ненужных газет,
И между строк на них мы писали.

 

 

 


 Севрюгин Евгений Васильевич

 

      Детство Евгения Васильевича прошло в городе Уссурийске Приморского края.
      О начале войны семья Севрюгиных узнала по радио. «По тревожным чувствам взрослых, мы поняли – пришла большая беда! На фронт провожали всем кварталом. Похоронки оплакивали все».
      В 1941 году маленький Женя пошел в первый класс. В школе ученикам давали по 300 грамм хлеба на человека. Если кто – то терял карточки, школьные товарищи делились последним. В школе учителя читали ребятам сводки с фронта из газет. «Вместе радовались успехам Красной Армии и плакали, если наши отступали».
Евгений Васильевич вспоминает, что к ним в госпиталь привозили много раненых. Он старался ухаживать за ними и выступал с концертами художественной самодеятельности.
      «За городом у нашей семьи был земельный участок. Мы выращивали картофель, лук и морковь. Ухаживать за овощами приходилось мне, так как мама всё время работала, а брат и сестра учились в городе Владивостоке».
В годы войны в городе Уссурийске были расквартированы советские войска на случай войны с Японией. «Солдаты делились с нами своими продуктовыми пайками: хлебом, тушенкой, сахаром».
      «Время было очень трудное, но как велика была наша вера в Победу!».
      После войны, Евгений Васильевич закончил Рязанское военной училище и прослужил кадровым офицером 27 лет. В настоящее время, он работает учителем истории в МОУ СОШ № 2 им. Пушкина, руководит школьными музеями: музеем истории школы и музеем Боевой славы.

         


Ашарин Николай Дмитриевич

 

      Война в жестокой своей слепоте соединяет несоединимое: дети и кровь, дети и смерть. В годы войны страна делала всё, чтобы уберечь детей от страданий. Часто беспощадной волею войны, дети оказывались в пекле невзгод. Они вынесли то, что казалось бы взрослому преодолеть не всегда под силу. Они выдержали войну и победили её вместе со взрослыми».
Когда началась война, Николаю Дмитриевичу Ашарину было девять лет. «Страшное известие о начале войны мы услышали по радио, холодная тишина стояла на нашей улице. Люди стали плакать позже, когда начали забирать на фронт наших отцов.
В 1942 году забрали на войну отца. Утром его проводили, а вечером он вернулся домой. Оказывается, на Автозаводе в нашем родном городе Горький, он был незаменимым мастером. Начальник цеха, где мой отец работал на сборке танков, выхлопотал ему бронь. Кто танки будет собирать? Воевать чем?!»
      Много пришлось пережить Николаю Дмитриевичу в то тяжелое военное время – голод, холод, бомбёжки. «Чтобы спрятаться от бомбёжек, все рыли щели – землянки. Мы оборудовали подвал – постелили матрацы и во время воздушных тревог укрывались там. Помню, сидим в подвале, слышим свист бомб, грохот, взрывы! Утром вылезли из укрытий – везде зажигательные бомбы, много воронок вокруг и красноармейцы проверяли их стальными пиками, а потом их засыпали».
      Маленький Коля видел смерть взрослых и таких же мальчишек и девчонок, как он сам. «Однажды во время одного из воздушных налетов, один из фашистских истребителей снизился над нашим поселком и на бреющем полете расстреливал из пулеметов беззащитных мирных людей, бежавших по сигналу воздушной тревоги в укрытие. А когда стервятник набрал высоту, на земле остались две кровавые просеки…»

      В небе над родным городом Николая Дмитриевича сражались фашистские самолеты и русские истребители. «Помню, как упал на огородах, едва не зацепив крыши домов, подбитый наш истребитель. Видимо до последней минуты летчик пытался отвести подбитую машину от домов. Самолет врезался носом в землю, подпрыгнул и снова упал. От удара кабина пилота раскололась пополам. Тут же к самолету подбежал какой–то мужчина и вытащил летчика, затем приехали военные и быстро увезли пилота на Виллисе».
      В 1942 году в семье Ашариных родился четвертый ребёнок. «Мама не работала. Был жуткий голод – по карточкам давали 300 г. ржаного хлеба. От холода спасались торфом, который копали в ближайшем болоте. Торф сушили и топили им печку. Трудные были времена, но мы все смогли вынести, ведь впереди ждала нас Победа!»

«То, что нам довелось пережить, забыть невозможно! Помните и вы, наши дети и внуки, уроки Великой войны!»


  Казаренкова Галина Яковлевна


        Родилась я в 1936 году в небольшом поселке Кустик Лукояновского района в крестьянской семье. Когда началась война, мой отец, Скрипилёв Яков Дмитриевич, как и все мужчины, ушел на фронт. В деревне остались одни женщины, дети и старики. Мама уходила на работу ранним утром и работала в колхозе до позднего вечера. Мой старший семилетний брат тоже стал работать: пахал на лошадях, убирал урожай. В колхозе работали за трудодни, а весь урожай отправляли на фронт. Хлеба не хватало.
        Я с бабушкой работала дома на земельном участке. Вместе с ней мы сажали картофель, сеяли рожь, просо. Держали корову и овец. Я научилась доить корову, не смотря на то, что мне было ещё четыре года.
Питались тем, что собирали со своего участка. В муку добавляли картофель, лебеду, конский щавель. Зимой женщины вязали варежки, теплые носки для фронта. Нас девочек тоже учили вязать. Когда мне исполнилось семь лет, вместе с мамой я стала заниматься колхозными работами – ходила полоть, ворошила сено при сенокосе. Осенью взрослые жали зерновые, а мы после уборки собирали оставшиеся колоски, чтобы не пропало ни одно зернышко. Помогали взрослым молотить и убирать хлеб.
        В 1944 году, когда умер дедушка, заготовка корма для скота и заготовка дров для отопления, готовка пищи, легла на наши детские плечи. Дрова носили тоже на себе, чтобы истопить печь.
Когда закончилась война, вернулись не все, много погибло. Мой отец погиб в 1944 году в боях за освобождение города Тарту в Эстонии.
        После войны, я старалась хорошо закончить школу, и поступить в учебное заведение.
        Ведь впереди меня ждала новая послевоенная жизнь!
   


Тюрина Фаина Васильевна

 

        Тюрина Фаина Васильевна родилась в 1935 году. Детство маленькой Фаины прошло в г. Горьком, где она жила с родителями и сестрой. Как вспоминает Фаина Васильевна, несмотря на то, что ей было шесть лет, она очень хорошо помнит самый первый день войны. Она тогда с мамой гостила у бабушки в г. Правдинске. После весёлой прогулки по лесу, они вернулись домой, и были поражены странной тишиной, царившей в доме. Все взрослые молчали и «так смотрели друг на друга, что мороз продирал по коже».
        Семья Тюриных вернулась в г. Горький, где маленькая Фая в 1942 году пошла в 1 класс. Самыми страшными воспоминаниям для Фаины Васильевны были бомбёжки города – вой сирен, взрывы. Спать приходилось в одежде, чтобы сразу бежать при воздушной тревоге. Прятались в специально разрытые «щели - землянки». Немцы бомбили как ночью, так и днём.
        На глазах маленькой Фаи погибла одноклассница со своей бабушкой от взрыва авиабомбы, которая попала в землянку, в которой они прятались.
        Как вспоминает Тюрина Фаина Васильевна, они очень сильно голодали. Ели можжевеловые ягоды, варили суп из крапивы, по праздникам мама пекла лепёшки из картофельных очистков.
«Детство, есть детство, - рассказывает Фаина Васильевна, - мы играли осколками от снарядов и бомб, бегали, играли в прятки».
        В начале 1945 года семья Тюриных переехала в с. Красное к родственникам. Радостную весть о победе все жители села узнали из газеты.

        «Война – это страшное бремя для всей страны. Мы выжили несмотря ни на что, и начали строить новую жизнь».

 


Морозова Зинаида Дмитриевна

"Лишенные детства"

 

          Война и по сей день воспринимается всеми ее участниками, как незабываемая народная трагедия.
          Не забыли войну и мы, дети войны, чье детство совпало с этими годами лихолетья. К счастью, жителям нашей области не пришлось встречаться лицом к лицу с оккупантами, испытать всех ужасов военных действий, но зато с лихвой познали все остальные ее тяготы: острую нужду, непосильный труд, холод, голод. Ее последствия до сих пор глубоко отпечатались в нашей памяти и отразились на здоровье в целом. До настоящего времени я часто вижу во сне, как убегаю, спасаясь от фашистов, хотя линия фронта от нас была сравнительно далеко.
          Когда началась война, мне было шесть лет. Всего на иждивении у матери осталось пятеро, старшему брату было 13 лет, а младшему – 1 год.
          Хотя мы и проживали в сельской местности, но кроме небольшого земельного участка, ничего другого из подсобного хозяйства не имели. Жили только на зарплату отца, который работал в районе служающим.
          Говорить о приближающийся войне, делать какие – то запасы впрок в те довоенные годы считалось делом запретным, боялись, как бы не спровоцировать Гитлера на открытие войны.
Вот так война застала врасплох нашу семью, как и многие другие. Отец сразу же добровольцем ушел на фронт, хотя у него и была бронь.
          Урожая, которого мы снимали с нашего приусадебного участка, нам хватало на несколько месяцев. Мать, как и все колхозники, работала за неоплачиваемые трудодни, весь колхозный урожай направлялся на фронт. Основным продуктом питания для нас был подножный корм: съедобные корешки и растения. По весне забирали запасы зерна у кротов (выкапывали его из их нор), собирали на полях гнилой картофель. За такими продуктами и товарами, как соль, спички, приходилось матери и страшим детям ходить пешком за 40 км на станцию.
          Во время весенней посевной тринадцатилетнему брату Сергею поручили охранять на поле мешки с зерном. От голода у него все лицо было отечным. Как – то раз родная тетя, пожалев племянника, попыталась дать практический совет: «Сережа, ты весь опух, хоть и сидишь на мешках с зерном. Возьми хоть несколько горстей в карман, а мать тебе из зерна кашу сварит». Нынешней молодежи – ровесникам брата – ответ на это предложение покажется странным: «Тетя Лиза, если ты еще хоть раз об этом попросишь, я скажу председателю колхоза». Знаю, что во время войны людей сажали в тюрьму даже за колоски, собранные с поля. Но думаю, что братом двигал не этот страх, а с детства воспитанная честность и соблюдение заповеди: «Голодать, но не воровать».
          Проблема была и с одеждой, которая больше походила на лохмотья. В школе не было книг, тетрадями служили листы старых газет, чернила делали из сажи. Я до настоящего времени удивляюсь, как мать смогла спасти нас, пятерых несовершеннолетних детей, от голода. И, если выражение «лишь бы не было войны» некоторые воспринимают с иронией, я до сих пор отношусь к этому серьезно.
          Нашей семье повезло, с фронта вернулся отец. Ему доверили возглавить самый отсталый колхоз, который через несколько лет стал миллионером, за что отцу, Карманову Дмитрию Сергеевичу, было присвоено звание Героя Социалистического труда.
          В настоящее время Зинаида Дмитриевна активно работает в городском Совете ветеранов, возглавляет секцию ветеранов труда, является заместителем председателя городского Совета ветеранов. Награждена медалями «За добросовестный труд», «В ознаменовании 100 – летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда», многочисленными почетными грамотами области и города. За активное участие в ветеранской работе и городских мероприятиях ей присвоено звание «Заслуженный ветеран города Арзамаса».
  


Степанова Лилия Андреевна

 

      Детство… Ласковая улыбка мамы, сильные, заботливые руки отца, конопушки на озорной мордашке младшего братика и чувство защищенности, уверенности в счастливом завтрашнем дне… Для восьмилетней Лили все это богатство одномоментно исчезло навсегда вместе с оглушительным ревом немецких бомбардировщиков, появившихся в небе над Харьковом летом 1941 года. 
      Война…Разве это справедливо, что в твоей судьбе это страшное слово стоит рядом со словом «детство»?
      С первых дней войны отец почти не появлялся дома – он был кадровым офицером Красной Армии и занимал должность заместителя начальника артиллерийского училища по политической части. Осиротевшая семья Степановых перебралась из Волчанска (пригорода Харькова) в сам город – тогда еще никто не верил в столь стремительное продвижение немцев по советской земле.
        Из воспоминаний Степановой Лилии Андреевны:
      «Как только объявили, что началась война, нас стали отправлять в Харьков. Суматоха, страх, постоянная тревога сохранялись на протяжении всей войны. Во время бомбежек в Харькове мама складывала нам с братом сменную одежду в узелки и мы с ними бегали отсиживаться в бомбоубежище. Рядом с нашим домом стояло здание министерства. Оно мне хорошо запомнилось, потому что было отделано гранитом и величественно переливалось на солнце. Как то раз, выйдя из бомбоубежища, мы его уже не увидели – после фашистской бомбы от него остались одни руины.»
      Лилия Андреевна рассказывает, что ей часто снился кошмар, который когда-то был явью – немецкие самолеты и грохот разрывающихся бомб. 
      Краткая историческая справка. 
     
Начиная с конца июля 1941 года Харьков и станции Харьковского железнодорожного узла подвергались массированным авианалётам. При этом основными целями являлись железнодорожные и военные объекты, жилые районы города и склады готовой продукции важнейших предприятий. 16 сентября 1941 года, на следующий день после окружения войск Юго-Западного фронта в районе Киева, Государственный комитет обороны СССР постановлениями № 681 «Об эвакуации предприятий Харькова и Харьковской области» и № 685 «Об эвакуации женщин и детей из Харькова» утвердил график и план эвакуации предприятий и населения Харькова. Отправка людей проводилась централизованно по заявкам предприятий и организаций через эвакуационные отделы городских и партийных органов управления Харькова. 
      Волей судьбы, маленькая Лиля оказалась в одном из эшелонов, отправляющихся на восток. Воспоминания, связанные с эвакуацией, до сих пор вызывают у нее сильное волнение и тревогу.
      Из воспоминаний Степановой Лилии Андреевны:
      «Немцы стали подступать к Харькову, и нас с мамой и братиком забросили в эшелон и эвакуировали в Башкирию. Воинская часть, где служил папа, осталась в Харькове держать оборону города. Нас эвакуировали прямо в том, в чем мы были, я помню только, что мама успела взять небольшую черную сумку с документами и немного денег. Когда мы ехали, наш эшелон много раз бомбили. Его сразу останавливали, все с криком и плачем выпрыгивали их вагонов, бежали в лес или прятались в канаву, а только бомбардировщик улетал – эшелон снова трогался. Как-то поезд остановился на одной станции. Мы с братиком были голодные и попросили маму сходить купить нам что-нибудь поесть. До сих пор при воспоминании этого случая у меня навертываются слезы, всплывает безудержный детский страх. Мама ушла, и вдруг неожиданно эшелон тронулся! А мамы нет, она осталась на станции! Как мы плакали, как кричали, какой ужас мы испытали! Я помню, ехавшие с нами люди совали нам в руки, в рот сахар, старались нас успокоить. Но, конечно, ничего не помогало. Это горе и безысходность отягощало постоянное гудение немецких самолетов… Мама догнала нас на санитарном поезде. Она была женой офицера, членом партии и женсовета, поэтому ей разрешили доехать в санпоезде.»
      Лилия Андреевна рассказывает, что пока они жили в Башкирии, они ничего не знали о судьбе своего отца. Великая радость пришла в семью позже – Андрей Дмитриевич жив!
      В ее жизни было много переездов – Таджикистан, Узбекистан, Липецк, подмосковный Серпухов. С 1972 года семья Степановых живет в г. Арзамасе. 
      Опаленное войной детство повлияло на выбор профессии Лилии Андреевны – она стала музыкальным руководителем в детском саду. Ей очень хотелось, чтобы маленькие дети имели то, чего были лишены ее сверстники. Веселая, энергичная, заводная она более 30 лет провела в окружении малышей, передавая им свои знания и любовь. У Лилии Андреевны две взрослых дочери и трое внуков, которыми по-праву можно гордиться. Вспоминая огненные годы, Лилия Андреевна с огромной благодарностью готовит о тех, кто ценой своих жизней остановил кошмар войны и обеспечил счастливое детство последующим поколениям. 
      9 февраля Степановой Лилии Андреевне исполнится 78 лет. Мы желаем ей здоровья и благополучия.


Цыбышева Зоя Николаевна

     

       Цыбышева Зоя Николаевна родилась в 1928 году. Её отец, Николай Иванович, был известный в городе Арзамасе инженер – строитель. Как вспоминает, Зоя Николаевна, отец её очень любил, но был строгим человеком.

      Детство маленькой Зои проходило на улице, которая в настоящее время носит имя Пушкина. А тогда, в довоенное время эта улица, была Глухая.

      О начале войны семья Цыбышевых узнала по радио. Все здания арзамасских школ были переоборудованы под госпитали. «В нашей школе им. Кирова госпиталя не было, мы учились, - рассказывает Зоя Николаевна, - в классах сидели в пальто, было очень холодно. Постоянно хотелось есть». Несмотря на голод и холод она вместе с одноклассниками старалась помочь взрослым – работала в госпиталях. Часто пешком ей приходилось ходить в Успенское и Берёзовку скирдовать солому и убирать горох. 

      

Самое яркое воспоминание Зои  Николаевны в годы войны – это авиабомбёжки города Горького. Огромное зарево было видно даже в Арзамасе. От страха, что самолеты прилетят, и будут бомбить их родной город, они прятались в небольших окопах.

 

     В 1944 году Зоя Николаевна поступила учиться в Арзамасское педагогическое училище. Здесь она совмещала учебу и помощь в госпитале, который находился в стенах учебного заведения. «Студентки плохо питались, одевались, одалживали кофточки и юбочки друг у друга» - вспоминает Цыбышева З.Н. Весть о Победе встретила вся улица, на которой жила семья Цыбышевых, громкими возгласами: «Ура!».

        За труд во время Великой Отечественной воины Зоя Николаевна была награждена медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг".

       После войны Зоя Николаевна Цыбышева участвовала в подъеме целинных и залежных земель, вела активную партийную жизнь в родном городе. И сейчас, она остаётся такой же активной и жизнерадостной женщиной.

 


 


 

Создание сайта ·  SolarTime